03:26 

EXO - фанфик. CVG: random (часть 2)

Корейский Песец
I have another wind to ride ©
Название: CVG: random или КВИ: метод научного тыка
Автор: Корейский Песец
Пейринг: Кай (Ким Чонин)/Лухан (Лу Хань), фоном пробегали Крис/Сухо
Рейтинг: 18+
Жанр: футуристика, vrl-AU, юмор/стёб, пост-киберпанк
Размер: 21 000
За баннер большое спасибо Loquena :heart:
Предупреждения: CVG - complication virtual games или КВИ - компликационные виртуальные игры. NB! Действие происходит в двух разных реальностях.
Примечания: порненько, задорненько, не вызывает привыкания - просто комедия на поржать с соответствующей атрибутикой.




Пауза
Идёт сохранение игры
Загрузка


― А обязательно вливаться в дружные ряды преступников?

Для Ханя игра на следующий день началась с утра. И он проснулся в полном одиночестве. Сначала испугался, что Кай ушёл, но потом Хань нашёл его в гостиной и застал за изучением материалов дела.

Кай вытянулся на диване: лежал на животе и читал текст на последней странице. Из одежды ― знакомые военные брюки. В руке Кай держал огрызок яблока и явно покушался стянуть из вазы на низком столике ещё одно. Стянул, впился зубами в красный бок, потом слизнул каплю яблочного сока с большого пальца.

Хань обессиленно прислонился спиной к косяку, потому что крыша ощутимо поехала. Куда-то. То есть, в известном направлении. Этот мальчишка напоминал ему воплощение секса. Что бы он ни делал, это пагубно отражалось на рассудке Ханя. Настолько пагубно, что Ханю хотелось послать к чёрту игру и её правила и превратить сюжет в чистую порнографию.

― Что? ― спросил он слабым голосом, вспомнив о вопросе Кая.

― Нам обязательно работать под прикрытием? Это накладно. Не проще ли разведать всё самим, прищемив кому-нибудь хвост? Может, этого торговца никто и не видел, но где-то и как-то он заключает сделки, передаёт товар и получает деньги. Если узнаем, где и как это происходит, сможем сами выяснить намного больше. Готов?

― К чему?

― К подвигам, ― хмыкнул Кай и слетел с дивана. Через минуту он уже натягивал тёмную футболку и выуживал из сумки кроссовки. ― Так и пойдёшь? Или всё же оденешься?

Хань взял себя в руки и отправился одеваться. Спустя десять минут они торчали у машины и спорили о том, кому садиться за руль.

― Ты портовые кварталы вообще знаешь? Нет? Ну и вот, значит, я поведу.

― У тебя прав нет! ― возмущался Хань.

― И что?

― Нас арестуют!

― Посмотри в кармане.

― Что?

― У тебя в кармане удостоверение. Никто нас не арестует. Давай ключи.

― Ещё чего!

― Гони ключи, или поедешь туда в гордом одиночестве.

― Слушай, ты...

― Если дашь ключи, устрою тебе сюрприз. Тебе понравится. ― Кай сверкнул своей неповторимой улыбкой и подмигнул.

― Какой сюрприз? ― насторожился Хань.

― Какой же это будет сюрприз, если я расскажу тебе всё заранее? Просто поверь, тебе это понравится. Давай ключи.

Хань поколебался немного, но ключи всё-таки отдал. Больно уж проказливый вид был у Кая, поэтому он рискнул и поверил в сюрприз.

Кай мигом завёл машину, хмыкнул и скомандовал:

― А теперь держись крепче!

Машина с рёвом стартовала с места так, что Ханя вдавило в спинку сиденья. Он даже не успел пристегнуться, ну а теперь даже пытаться не стоило. Кай явно вообразил себя участником, как минимум, Формулы-1, а автомобиль Ханя ― болидом. И он бессовестно игнорировал красные и жёлтые сигналы светофоров. Странно, что спустя семь минут бешеной гонки за ними ни одна патрулька не увязалась, хотя они промчались мимо двух.

― Эй, ты чего притих? ― поинтересовался Кай, заложив крутой вираж на выезде с моста.

― Предлагаешь пошуметь? ― пробормотал Хань и зажмурился, потому что справа прямо на него нёсся здоровый грузовик. Смерть казалась неизбежной.

― Предлагаю обсудить, кому первому хвост прищемим. Ты что, не выспался?

Хань открыл глаза и хотел осадить Кая, но передумал. В конце концов, это же просто игра. Даже если машина куда-нибудь впилится, это не смертельно.

― Выспался. Слушай, может, ну его к чёрту? Задание. Вернёмся ко мне и... Ну и...

― Так... ― Кай внезапно соизволил резко притормозить на перекрёстке на красном сигнале. Он повернул голову и смерил Ханя внимательным взглядом. ― Что значит "ну его к чёрту"? Разве это не твоя работа ― ловить преступников?

― И что? ― Хань отвернулся и закусил губу.

― Ты серьёзно? Хочешь плюнуть на работу из-за какого-то секса?

― Офигенного секса, прошу заметить, ― рыкнул Хань.

― Ладно. ― Кай откинулся на спинку сиденья и хмыкнул. ― Хочешь сказать, тебя так редко трахали качественно и с душой, что ты ради повторения готов на всё забить? Или ты всегда так поступаешь, если находится нечто более интересное и захватывающее?

В точку. Второй вариант. Но признаваться в этом Ханю не хотелось. Проще было признаться в первом варианте, который тоже соответствовал истине. В конце концов, не скажешь же вот этому знойному парню, что в настоящей реальности у Ханя нет ни постоянной работы, ни денег, ни парня, ни офигенного секса ― ничего. По крайней мере, прямо сейчас.

― Вообще никогда.

― Э... Что?

― Меня вообще никогда не трахали, как ты соизволил выразиться, качественно и с душой. ― Признаться в подобном придуманному персонажу из игры оказалось легко. Легче, чем Хань себе представлял.

― Прекрасно. Я обещал тебе сюрприз, помнишь? Потерпеть в силах? Может быть, тебе наплевать на свою работу. Не вопрос. Но мне не наплевать, восстановят меня или нет.

― Почему это? Разве ты не экстремал? Сам же говорил. Какая тебе разница? Ты ведь привык рисковать, верно?

― Привык. Но знаешь, если я чего-то хочу, я это получаю. И если берусь за дело, то довожу его до конца. Так как? Терпеть будешь? Или попрощаемся здесь и сейчас?

Загорелся зелёный, но Кай не прикоснулся к рулю ― ждал ответа. Хань мрачно осмотрел его и неохотно кивнул.

― Потерплю.

― Уж постарайся, ― вновь знакомо сверкнул улыбкой Кай и лихо стартовал, пролетев перекрёсток на жёлтый.

Неважно, настроение у Ханя уже испортилось. Ему совершенно не хотелось заниматься всякой ерундой, да и энтузиазм первого дня схлынул. Впрочем, сам Хань к этому давно привык: быстро вспыхивал, воодушевлялся ― и так же быстро терял интерес. Норма для него. Потому что творческой натуре необходимо вдохновение, а рутина убивала вдохновение. Забавно, ведь Кай ― экстремал, разве у него не возникает подобное чувство время от времени? Просто роль вдохновения у него должна играть опасность. Или адреналин. Нет опасности ― нет интереса, логично? Тогда почему...

К чёрту. Кай вообще мираж, кем-то придуманная кучка пикселей ― или как там это правильно? Чей-то эскиз, набросок, плод воображения. Хотя нехилое у кого-то воображение...

― Приехали. ― Кай остановился у контейнеров и заглушил мотор. ― Тут недалеко есть бар, надо заглянуть, разведать, кто там пасётся, и взять языка.

― Уймись, мы же не на войне.

― Ошибаешься. И действовать надо быстро. И жёстко. Оружие есть?

Хань хотел сказать, что нет, но вспомнил, что в кармане лежит пистолет. И он умел им пользоваться. Интересно, а Кай умеет ли?

― У самого-то есть?

― Откуда? Я же просто студент. ― Кай помрачнел и неохотно добавил: ― Бывший студент. Ладно, я и без оружия справлюсь.

― Заболтаешь противника? ― фыркнул Хань.

― Мечтай. Приложу чем-нибудь обо что-нибудь. Или просто начищу рыло.

― Чем?

― Правый аргумент, ― Кай показал правый кулак. ― И ещё левый. Им хватит, не переживай. Ну так мы идём?

Бар они нашли быстро, но у двери Кай дёрнул Ханя за рукав, чтобы притормозить.

― Что ещё? ― зарычал на него Хань.

― Выглядишь стрёмно. То есть, не по обстановке.

Кай закусил губу и придирчиво осмотрел Ханя с головы до ног и обратно.

― Снимай пиджак.

― Вот ещё!

― Снимай, говорю. Галстук к чёрту. Расстегни пару пуговиц на рубашке... Да, вот так. Иди сюда.

И Кай протянул руку, запустил пальцы в волосы Ханя и взъерошил их. Захотелось прикрыть глаза и нажать на кнопку "повтор". Ещё лучше ― заклинить эту кнопку. Но увы, такую функцию в игре не предусмотрели.

― Пистолет где?

― В кармане пиджака.

― Олух. Засунь в карман брюк или в носок на лодыжке.

― Если ты забыл, то главный тут я.

― Я в курсе.

― И вообще...

― И вообще, ага. Давай ты не будешь мне рассказывать, какой ты ого-го и ля-ля-ля? Хотя бы не сейчас, момент не лучший. Потом ― сколько влезет.

― Я удивлён, ― хмыкнул Хань, перехватив пиджак поудобнее.

― Чем это?

― Тем, что тебя отчислили только сейчас. По-моему, ты не должен был и недели продержаться после поступления.

― Иди к чёрту, ― привычно ответил на это Кай и толкнул дверь.

Внутри бар вполне походил на заведения подобного класса в центре города, и Хань ничего подозрительного там не углядел. Стойка, бармен, посетители и пара столов под зелёным сукном для бильярда. Так обычно, что даже тоскливо.

― Не стой столбом, заказ сделай, что ли, ― шепнул ему Кай и подтолкнул к стойке.

― А сам?

― Мне не продадут.

Хань вспомнил, что имеет дело со студентом, и вспомнил о "возрастном пороге" в двадцать три года. В самом деле, Каю точно спиртное не продадут. Выглядел он, конечно, старше, чем был на самом деле, но истинный возраст легко определялся по его фигуре: стройный, гибкий и пластичный, как юноша, у которого только начали нарастать мышцы на костях. Плечи широкие, но ещё суховатые и слишком твёрдые. Хотя Хань находил это по-своему привлекательным и с удовольствием сейчас бы провёл ладонями по плечам Кая. Жаль, что нельзя.

― Скотч и... ― покосился на топтавшегося рядом Кая, ― и кофе. С молоком.

Бармен поджал губы, плеснул в стакан скотча, затем смерил Кая оценивающим взглядом и занялся приготовлением кофе. Хань забрал стакан, оставив вместо него на полированном дереве смятую купюру, повернулся лицом к залу и поискал место, чтобы присесть. Присмотрел угол у входной двери и кивнул Каю. Тот как раз получил чашку кофе и пошёл следом за ним.

Устроившись у входа, они пару минут сидели в тишине и изучали посетителей.

― Вон те двое, ― Хань незаметно указал на парочку, торчавшую у лестницы, ― у них тату на руках, вроде бы из "стайных".

― Мелко, ― пробормотал Кай. ― Не так уж и крута "Стая", чтобы позволить себе крупный заказ. Точно перекупают оружие у рыбок посолиднее. Нужен кто-нибудь из "Валетов" или "Ловких".

― Почему?

― Потому что это порт. А кого ты рассчитывал тут найти? В этой части города кто держит порт, тот держит всё. Порт держат "Ловкие".

― "Валеты" тогда при чём?

― Ты же читал материалы, ― удивлённо отозвался Кай и посмотрел на него, чуть вскинув брови. Его губы влажно блестели от кофе, заставляя мозги Ханя буксовать на месте. Пожалуй, в компании Кая ему не суждено выполнить это задание никогда.

― Э... "Валеты"...

Что-то в материалах было на них, но Хань никак не мог вспомнить, что именно.

Кай вздохнул, поставил чашку на стол, вцепился в рубашку Ханя и притянул его к себе. Горячим дыханием опалило ухо, и Хань блаженно закрыл глаза.

― Я весь твой, помнишь? Тогда сосредоточься на деле, идёт? За успехи буду выдавать бонусы.

― Звучит заманчиво, ― пробормотал Хань, потеревшись губами о твёрдый подбородок.

― Будет ещё лучше, чем звучит. Ну так что? ― Кай отстранился, взял чашку и поднёс её к губам.

― "Валеты" торгуют информацией, кажется.

― Именно. Проще говоря, они должны знать больше, чем остальные. Поэтому попробуем сцапать "Ловких" или "Валетов". Получим зацепки и сможем двигаться дальше.

Хань тихо угукнул и принялся разглядывать посетителей внимательнее. Вдохновение и энтузиазм вернулись, словно никуда не уходили. К тому же, было чертовски приятно лапать колено Кая под столом. И вдвойне приятнее потому, что Кай не возражал и делал вид, что ничего не замечает.

Именно Хань выцепил одного из "Валетов" среди посетителей, сжал пальцами колено Кая под столом и тихо зашипел:

― Слева, вон тот, в тёмной рубашке.

Кай отставил уже пустую чашку, откинулся на спинку стула и посмотрел в указанном направлении.

― Угу... Надо разделиться. Один последит, второй устроит засаду. Я лучше знаю местность, значит, мне и устраивать засаду.

Он резко поднялся, умудрившись провести ладонью по бедру Ханя, отступил в сторону и двинулся к выходу. Хань проводил его озадаченным взглядом. Вот чёрт...

Хань устремил тоскливый взор в сторону человека в тёмной рубашке и поднёс к губам стакан. Этот "Валет" был рослым и крепким, да и казался опытным. А если ничего не выйдет? Всё-таки Хань собирался заняться слежкой впервые в жизни. Слабаком он себя не считал, но понимал, что он мельче и гораздо легче предполагаемой жертвы. На одной грубой силе тут не выехать. Каю в этом плане тоже ничего не светило. Утешало лишь то, что "Валет" один, а их двое. "Повалить и затоптать", ― грустно решил сам для себя Хань.

"Валет" смял бычок о стеклянный край пепельницы, поднялся, похлопал по плечу собеседника и двинулся к выходу. Хань тут же вскочил и кинулся за ним, и немедленно замер столбиком, ибо "Валет" свернул вдруг налево и толкнул дверь в уборную. Хуже того, на пороге он обернулся и точно заметил Ханя. Пришлось с невозмутимым видом двинуться следом, зайти внутрь и пристроиться рядом.

Хань и "Валет" молча покосились друг на друга и синхронно вжикнули молниями, не менее синхронно уставились друг другу в руки. Хань закусил губу и почувствовал себя непримечательным, а вот "Валет" наоборот гордо расправил плечи. Ну ещё бы, как он вообще такую штуку в штаны запихнул?

Под звук громкого журчания рядом Хань мысленно умолял "маленького Ханя" сделать "пи-пи", тот, видимо, из чувства своей незначительности рядом с монстром "Валета" мольбы проигнорировал. Вот так всегда... Момент Жэ стремительно надвигался по всем фронтам.

― Проблемы? ― пробасил "Валет".

― Нет, ― вздохнул Хань. ― Это он от восхищения.

― О... ― явно растерялся "Валет", поглазел на себя, на Ханя, снова на себя. ― Угу.

Он неторопливо застегнулся, вымыл руки и исчез за дверью.

Хань с тоской уставился в потолок.

― Я в полной заднице...

Будто согласившись с этим, "маленький Хань" взбодрился и вспомнил о недавних мольбах. Ополоснув руки, Хань рванул следом за "Валетом". В баре не увидел, поэтому выскочил наружу и завертел головой. Тёмная рубашка мелькнула возле контейнеров метрах в тридцати от бара, и Хань кинулся туда, на ходу пытаясь нашарить пистолет. И следовало поспешить, потому что "Валет" между контейнерами затерялся.

Хань стиснул рукоять пистолета и огляделся. Так... Вот зелёный контейнер, дальше грязно-жёлтый, вроде бы тут и свернул. Контейнеры стояли близко друг к другу, но между ними оставалось достаточно места, чтобы могли пройти сразу три человека разом. Проход убегал вперёд к полосатому ограждению, за которым плескались мутные волны, однако Хань никого не увидел. Он уже собрался пройтись чуть дальше и посмотреть на соседний ряд, как из-за коричневого контейнера выкатилась крышка от мусорного бака. Ага!..

Хань кинулся вперёд по проходу, притормозил у дальнего выступа коричневого контейнера и осторожно выглянул. Там полагалось стоять ещё одному контейнеру, но контейнера не было. И на свободном месте как раз сцепились Кай и "Валет". Похоже, "Валет" отправил Кая немножко полетать, тот приземлился на мусорные баки, а крышка одного из них и выкатилась в проход.

Кай выбрался из груды мусора, явно не обрадовался встречающему его "Валету" и поприветствовал того ногой в лицо. "Валет" приветствие не оценил, ещё бы, должно быть неприятно получить пяткой по скуле ― даже вскользь. Он помотал головой и попытался поймать Кая. Уж куда там, Кай точно не испытывал желания повторить недавний полёт и легко ускользнул. Выругавшись сквозь зубы, щедро наподдал ногой под зад. Пока "Валет" по инерции после придания ускорения пинком делал пару шагов к стенке контейнера, Кай подхватил с земли крышку от мусорного бака. Наверняка собрался приложить крышку к голове "Валета". С размаха.

Не успел.

"Валет" стремительно развернулся и наставил на Кая пистолет. Картина умиляла просто: один тычет в другого пистолетом, а другой держит в руках металлическую крышку так, словно это рыцарский щит.

Хань сильно сомневался, что импровизированный щит в состоянии отразить пулю. Пуля же в организме Кая его не устраивала ни в каком виде. И он совершенно позабыл о том, что это лишь игра, поэтому без раздумий выметнулся из-за контейнера, запрыгнул на спину "Валету" и со всей дури шарахнул по голове рукояткой пистолета собственного. "Валет" рухнул лицом вниз на землю, как подрубленное дерево.

― Ну ты даёшь... ― оклемавшись спустя минуту, проворчал Кай и отбросил уже бесполезную крышку в сторону.

Хань поднялся на ноги, небрежно отряхнул брюки и постарался невозмутимо сунуть пистолет за пояс. Попал раз на третий или четвёртый ― руки дрожали.

― Надо машину подогнать, ― решил он. ― Такую тушу не дотащим прямо так.

― Угу. ― Кай подобрал пистолет "Валета" и сунул в карман, поигнорировав возмущённый взгляд Ханя. ― Я тут его свяжу как следует, а ты за машиной, идёт?

Хань хмуро поплёлся за машиной. Спорить и даже просто разговаривать не хотелось. Он уже вспомнил, что это всего лишь игра, а Кай ― подделка, а не настоящий человек, но всё равно было не по себе.

Машину он подогнал к контейнерам через три минуты, потом помог Каю дотащить качественно связанного "Валета" и запихнуть в салон.

― Чем это ты?

― Его же тряпками.

― Надёжно?

― Ещё как.

За руль снова сел Кай.

― Только не говори, что мы повезём это ко мне домой, ― встрепенулся Хань.

― А куда ещё?

― С ума сошёл? На кой чёрт он мне?

― А где ты предлагаешь его допрашивать? У тебя дома нам хоть никто не помешает.

Хань мрачно уставился на дорогу впереди и промолчал. В самом деле, дома допросить кадра удобнее всего, но именно Ханю кадр жутко мешал, потому что у Ханя хватало планов на Кая, а, как известно, работа и личная жизнь слабо сочетаются.

― Думаешь, он хоть что-то расскажет?

― Куда денется?

Когда они добрались до дома Ханя, осознали новую проблему. Вокруг вообще-то ходили люди, и они вряд ли бы оценили по достоинству картину с вытаскиванием связанного человека из салона.

― Можно завернуть в покрывало, в багажнике есть, ― предложил Хань. ― Типа купили что-нибудь из мебели, тащим вот.

― Мебель в виде человека, ага... Статую уж тогда. Долбани ему ещё по голове, пока я найду у тебя в багажнике покрывало.

― Зачем?

― Затем, что статуям полагается быть неподвижными.

― А...

Хань забрался на сиденье с ногами и осмотрел "Валета". Тот ещё был в отключке, но мало ли, вдруг в самом деле очухается не ко времени. Нашарив пистолет, Хань оглядел жертву и прикинул, куда бы приложить. Не успел. Кай распахнул дверцу, фыркнул, небрежно замотал "Валета" в покрывало, чуть выволок из салона и долбанул ему по голове дверцей.

― Вылезай и хватай за ноги.

― Угу...

Хань спрятал пистолет, вылез из машины, обошёл вокруг и ухватился за ноги "статуи".

― Вот козёл... Тяжёлый какой...

― А ты чего хотел? Понесли уже.

Пыхтя и ругаясь, они доволокли "Валета" до крыльца, мило улыбнулись дамочке с букетом в руках, которая не менее мило улыбнулась им в ответ и заботливо придержала дверь, чтобы они могли пройти вместе со своей ношей. Потом Кай неосторожно впилился головой "статуи" в перила лестницы. "Статуя" застонала, заставив Ханя и Кая замереть.

― Твою мать... ― пробормотал Хань. ― Ещё раз и посильнее?

Они переглянулись, вздохнули и врубили "статую" головой в перила ещё разок. "Статуя" застонала громче.

Кай посмотрел куда-то вверх, что-то неразборчиво рыкнул и врезал локтем куда придётся. "Статуя" хекнула и заткнулась.

― Понесли! ― скомандовал Хань и кивнул в сторону лифта.

В кабину они втиснулись вместе с ношей именно тогда, когда какому-то дедку приспичило вползти в дом.

― Подождите меня, пожалуйста!

― Жми на кнопку! ― зашипел Кай Ханю, но Хань был воспитанным человеком, которого приучили уважать старших. Игра или нет, а рефлексы оказались сильнее.

― Спасибо, ― дребежащим голоском поблагодарил их старичок, улыбнулся Ханю и встал у створок, повернувшись спиной к "статуе". Слева от "статуи" торчал Кай, справа у пульта переминался с ноги на ногу Хань. Оба таращились на затылок старичка и мысленно умоляли его либо выйти пораньше, либо не оборачиваться.

Старичок немедленно обернулся и уставился на покрывало.

― Трупы таскаете? ― поинтересовался он, заставив Ханя мысленно взвыть: "Я в полной заднице!"

― Статуи, ― широко улыбнулся дедку Кай и похлопал "статую" по покрывалу в районе... В районе. "Статуя" рефлекторно дёрнулась, хорошо, что старичок в тот миг стал отворачиваться и ничего не заметил.

Хань бросил в сторону Кая убийственный взгляд, тот виновато пожал плечами и озадаченно осмотрел "статую". Наверное, прикидывал анатомию с поправкой на рост.

― А из чего? Гипс? ― Старичок вновь обернулся и собрался пощупать под покрывалом.

― Дуб, ― быстро отозвался Хань. ― Работа ещё не закончена, рано показывать.

― А, у вас тут студия, ― мелко закивал старичок. ― Так вы оба статуи вырезаете?

― Он рисует, а я выдалбливаю, ― вежливо отозвался Кай и неподражаемо проигнорировал грозящего кулаком Ханя.

― Из чего выдалбливаете? ― растерялся старичок.

― Из цельного бревна, ― не моргнув глазом, ответил Кай. ― Долото, стамеска, топорик там...

"Ты что несёшь?" ― одними губами проартикулировал Хань, заодно пообещав жестами прикончить Кая с особой жестокостью.

"Пургу. Не нравится ― ври сам", ― в той же манере ответил Кай, когда дедок отвернулся.

― Тяжело вам, наверное, приходится, ― вздохнул дедок. За его спиной немедленно активно зашевелилась "статуя". Хань ухватил "Валета" за плечо, не помогло, тот вырывался и даже наступил ему на ногу. Хань рефлекторно дёрнул коленом вверх. "Статуя" сложилась пополам и издала невообразимый звук. Почти одновременно Кай тоже дёрнул коленом вверх и впечатал его в район головы "статуи", заставив её выпрямиться у стенки и придержав рукой. Честно глядя в глаза обернувшемуся дедку, Кай потёр левой рукой живот, улыбнулся и виновато сообщил:

― Голодный как волк.

― Эх, молодёжь... ― Старичок вышел из лифта, выпуская из кабины Ханя и Кая вместе со "статуей", зашёл обратно, помахал им и благополучно продолжил подъём на верхние этажи.

― Пронесло... ― выдохнул Хань.

― Угу. Потащили скорее, пока ещё кто-нибудь не прицепился.

Кое-как они заволокли добычу в квартиру, заперлись там и перевели дух.

― Куда его теперь?

― Посадим на стул, привяжем, а как очухается, допросим, ― решил Кай и отправился искать стул. Нашёл тяжёлый и массивный, поставил в центре гостиной. Сообща усадили "Валета", прикрутили к стулу простынями, сунули в рот большую губку для душа и свалились на диван без сил.

― Ты мне сюрприз обещал, ― напомнил Хань, глядя в потолок.

― Прямо сейчас?

― Ну...

― Тогда пошли в душ.

― Зачем?

― Удобнее будет.

― Тогда подожди, дай в себя прийти. А этот... этот не сбежит?

― Неа, я его хорошо прикрутил. Если и соберётся, сначала мы услышим грохот.

― Тогда пошли.

В душ в любом случае стоило сходить, потому что оба вспотели, пока таскали тушу "Валета" по всему городу.

Кай притормозил у порога, пытаясь на ходу сбросить со ступней кроссовки. Хань обернулся, проследил как с виска сбежала к подбородку капелька пота, не выдержал, ухватился за футболку и дёрнул Кая к себе. На пол громыхнулась полка для мыла и шампуня. Кай сердито зашипел от боли в ушибленном плече, но Хань ловко потянул футболку вверх, закрыв его голову, зато открыв шею, плечи, грудь и живот. Пробежался пальцами по смуглой коже и прижался губами к шее. Пока он безнаказанно исследовал шею Кая, тот умудрился выпутаться из футболки и взяться за Ханя. Вниз загремела ещё одна полка.

― Придётся ремонт делать, ― задыхаясь, пробормотал Хань и снова припал к шее губами.

― Ну извини... ― Снова что-то загремело.

― Фигня, ― решительно отмахнулся Хань и провёл языком по коже, повторяя линию ключицы. Почему-то носки промокли, потом Хань поскользнулся и едва не загремел сам, но удержался на ногах, ухватившись за плечи Кая. Через минуту им на головы полилась вода. Раздевались дальше они уже медленно и неторопливо.

― Так что за сюрприз? ― пробормотал Хань, запустив пальцы во влажные тёмные волосы.

― Узнаешь, ― хмыкнул Кай, притянул к себе и заставил повернуться лицом к стене. Хань блаженно откинул голову ему на плечо и зажмурился. По телу скользили горячие ладони, гладили, иногда чуть сжимали. Пальцы беспокоили то лёгкой щекоткой, то твёрдыми прикосновениями. И Хань всё-таки шумно вздохнул, когда эти ладони уверенно опустились ниже живота. Всего одно скользящее касание ― и ощущение тяжести в паху стало невыносимым.

Кай пристроил подбородок на плече Ханя, прикрыл глаза и обеими руками провёл по животу, пальцами твёрдо сжал ноющую от возбуждения плоть и провёл по всей длине, заставив Ханя тихо застонать. Бесстыже дразнил обещанием быстрой развязки, а после внезапно вновь начинал гладить живот Ханя или грудь. Тело реагировало на такие обломы болезненным неудовлетворением. Контраст от смены ощущений сводил с ума: близость разрядки и неудовлетворение сменяли друг друга, не позволяя остановиться на чём-то одном.

Хань зажмурился с силой, рванулся прочь и толкнул Кая к стене. Мерзавец широко улыбался. Ну ладно...

Хань прижался к нему, провёл ладонью по груди, животу и остановился только тогда, когда коснулся твёрдой плоти. Улыбка Кая бесследно испарилась, зато в глазах затанцевали опасные искорки.

Пускай. Интересно, как долго Кай сам сможет выдержать?

Хань без колебаний принялся делать с Каем то же самое, что Кай минуту назад делал с ним. Крепко обхватывал пальцами, проводил то мягко, то жёстко, а потом словно бы забывал об этом и гладил смуглую кожу на животе или груди.

Глупая игра. Они оба хрипло дышали, пытались поймать руки друг друга или друг от друга ускользнуть, а в итоге просто замерли под струями воды, соединив губы в долгом поцелуе.

Кай потянул Ханя за собой, забыв о полотенце и одежде. Впрочем, забыли оба. А после Хань шлёпнулся на кровать и озадаченно моргнул, когда Кай обошёл вокруг кровати.

― Что ты...

Кай плюхнулся на кровать рядом, только в обратном положении: теперь его голова была рядом с коленями Ханя, а голова Ханя ― рядом с коленями Кая.

― Это просто любопытство, ― пожал плечами Кай и кончиком пальца медленно повёл от колена к бедру.

Хань молча смотрел на него и соображал. Додумался, когда Кай добрался до внутренней стороны его бедра и слегка поцарапал кожу короткими ногтями. И обречённо закрыл глаза, ощутив мягкое прикосновение губ к низу живота. Через минуту, правда, глаза открыл и протянул руку, чтобы провести ладонью по бедру Кая. Немного сдвинулся, чтобы было удобнее, тронул смуглую кожу кончиками пальцев, оценивая реакцию, а затем уже смело обхватил слабо пульсирующий ствол и лизнул, словно пробовал на вкус мороженое. Немедленно зажмурился от ответного прикосновения и чуть не задохнулся от острого наслаждения, затопившего тело. Со сдавленным стоном он облизнул головку и обхватил губами, пальцами то сжимал у основания, то дразняще гладил бедро или чувствительную кожу в паховой складке.

Поначалу ещё было ничего, но вот потом Хань чётко осознал, насколько трудно доставить удовольствие кому-то, когда одновременно испытываешь удовольствие сам. Мысли в голове путались так, что он просто забывал о собственных намерениях, пока Кай губами, пальцами и языком творил с ним нечто запредельное. В итоге Кай заставил его вытянуться на простынях и продолжил, правда, добавил для остороты ощущений два пальца.

Хань плавился от приятных ощущений и сжимал в руках несчастную подушку, с помощью которой пытался глушить собственные стоны. Он задыхался ― он нежности губ, скользивших по его плоти, от грубости ладони, что могла или твёрдо сжать, или жёстко ударить, от быстрых касаний языка, от двигавшихся внутри него пальцев, мягко растиравших стенки и усиливавших все ощущения раз в десять.

Пока Кай удерживал его бёдра, он вздрагивал всем телом и пытался вспомнить, как сделать вдох или выдох. И боялся, что сердце всё-таки разорвёт в клочья, потому что оно бешено колотилось в груди с такой скоростью, что это не могло не пугать. И после реальность на время перестала его беспокоить вовсе. Любая реальность ― настоящая или игровая. Обе могли идти к чёрту.

Хань не знал, сколько времени ему потребовалось, чтобы вновь начать воспринимать мир вокруг себя. Он приподнялся и обнаружил Кая рядом, тот лежал, закинув руки за голову и прикрыв глаза.

Стало немного стыдно, и Хань отвернулся. Подумал немного, повернулся обратно и пальцами коснулся груди Кая.

― Что?

― Прости.

Кай открыл глаза и посмотрел на него с недоумением.

― Ну... я не смог... и...

Тихое фырканье в ответ.

― Это нормально. Мне так и говорили, просто интересно было попробовать. К вопросу об экстриме.

Кай немного задумчиво улыбнулся и потянулся, выпрямив руки. Расстроенным он не выглядел, хотя Хань на его месте уж точно бы расстроился.

― Так и лежи, ― решительно заявил он опешившему Каю и улёгся поудобнее.

― Какого чёрта ты... ― Кай быстро заткнулся и плюхнулся обратно, не успев толком приподняться. Хань прижал ладонь к его животу, строго посмотрел и с энтузиазмом принялся за дело. Так-то лучше ― ничто больше не отвлекало, а настроение было радужным после недавнего фейерверка из удовольствия с лёгкой примесью безумия.

Он толком не помнил, что именно и как делал с ним Кай недавно, поэтому просто положился на свой опыт. Наклонил голову и провёл языком по солоноватой коже в опасной близости от медленно, но верно твердеющей плоти, где всё отчётливее проступал рисунок вен.

― Ты в курсе, что у тебя тут вот родинка на...

― О чёрт... ― хрипло выдохнул Кай. ― Собираешься дрочить на какую-то там родинку?

― Я пошутил, ― хмыкнул Хань, прижался губами к горячему стволу и тихо засмеялся, прекрасно отдавая себе отчёт, как именно это подействует на Кая.

Эффект оказался что надо.

― Лежать! ― рыкнул он и продолжил сладкую игру, слизнув выступившую каплю смазки. Ему это нравилось, тем более, что на эксперименты потянуло Кая. Обычно ― в настоящей реальности ― на эксперименты тянуло Ханя, и он редко встречал понимание, а тут такой... воистину приятный сюрприз.

Кай был горячим. Везде. Хань зажмурился от удовольствия, ощутив пульс Кая у себя во рту, выпустил и снова облизнул, провёл губами по всей длине с левой стороны, вновь позволил проникнуть в себя, запустил за щеку, медленно сжимая пальцами у основания и нагнетая возбуждение, почти доводя до предела, но не позволяя достичь его.

Простыня под пальцами Кая чуть ли не трещала. Тихий низкий стон вызвал мягкую улыбку на губах Ханя. Этот горячий мальчик сейчас принадлежал только ему, и он испытывал ошеломляющий восторг просто от осознания этого факта. И даже то, что "горячий мальчик" ― плод чьей-то фантазии, не могло огорчить Ханя.

Вторым приятным сюрпризом стало то, что Кай умудрился продержаться долго, превратив обычную любовную игру в своеобразное состязание на выносливость. Хань терпеливо мучил его, а он всё сильнее стискивал в пальцах влажные от пота простыни. Когда же Хань победил-таки в этом соревновании, без сил на кровати вытянулись оба.

Кай немного сердито отстранился, едва Хань попытался обнять его. С коротким смешком Хань притянул его к себе, тронул губами висок и притих, вслушиваясь в постепенно успокаивающееся дыхание.

Грохот в гостиной заставил обоих подскочить и заметаться в поисках одежды ― они вспомнили, что в квартире не одни.

Захваченный "Валет" ухитрился упасть на левый бок вместе со стулом и проползти полметра к двери. Кай и Хань совместными усилиями вернули стул на место и осмотрели пленника. Тот таращился на них выпученными глазами и жевал губку во рту.

― Как думаешь, он сам всё расскажет, или стоит прищемить ему хвост? ― задумчиво спросил Кай и немедленно удостоился злобного и опасливого одновременно взгляда от "Валета".

― Сам расскажет, ― легкомысленно махнул рукой Хань и выдернул губку изо рта у пленника. Тот тут же разразился потоком ругательств, поэтому Кай отобрал у Ханя губку и запихнул обратно. "Валет" что-то там себе мычал, а Хань размышлял на тему "прищемить хвост".

― Пригляди за ним, я сейчас.

Хань сунул нос в шкаф, порылся в тумбочках и вернулся в гостиную с паяльником в руках.

Кай выразительно вскинул бровь и хмыкнул.

― Ну, вставим ему в задницу и включим, ― пояснил Хань. ― Вроде бы хорошее средство.

"Валет" замычал громче, дёрнулся и свалился на пол вместе со стулом. Когда Кай снова усадил его нормально, бедняга таращился на Ханя с непередаваемым ужасом в глазах.

― Думаешь, лучше засунуть в него вибратор? ― осмотрев паяльник, уточнил Хань на всякий случай.

"Валет" отчаянно закивал, видимо, альтернатива паяльнику сделала его счастливым. Кай пожал плечами и выдернул губку изо рта бедняги.

― Всё расскажу, ― заявил тот, едва смог говорить нормально.

― Отлично. Кто торгует оружием? ― Хань уселся напротив "Валета" и принялся поигрывать паяльником как пистолетом.

― Сохранение игры. Выход. Вы исчерпали свой лимит игрового времени, господин Лу. Подтверждаете сохранение игры? ― не ко времени прозвучал шелестящий голос системы.

― Да.

Хань поморгал, покрутил головой и убедился, что удобно полулежит в кресле внутри кабины. Когда он покидал зал, знакомый пожилой мужчина сообщил, что завтра выходной, поэтому поиграть в следующий раз можно будет лишь через день. Это обстоятельство вызвало досаду. Ханю хотелось вернуться в игру немедленно, а приходилось ждать целую вечность.

Пауза
Идёт сохранение игры
Загрузка


Хань не искал встречи с Ифанем намеренно, вышло случайно. Он даже собрался мгновенно удрать, заметив рядом с Ифанем Чунмёна, но не успел.

― Добрый день, ― улыбнулся ему Чунмён и мёртвой хваткой вцепился в рукав. ― Смотри-ка, кого я добыл?

― Удивляюсь твоему умению выуживать экзотику, ― проворчал Ифань с неподражаемо невозмутимым лицом. ― Как у тебя дела?

― Ну... ― Хань отчаянно пытался разогнуть пальцы Чунмёна.

― Как работа?

― Да так.

― Мы как раз перекусить хотели. Присоединишься? ― Тон Чунмёна не подразумевал отказ, только согласие.

Через несколько минут они втроём сидели в кафе и изучали меню. Хань заказал себе только кофе, потом сидел, смотрел в чашку и ждал. Раз уж его так настойчиво приглашали, значит, чего-то хотели. Однако ни Чунмён, ни Ифань к делу пока перейти не соизволили, поэтому Хань решил поторопить события и спросил о том, что его интересовало:

― Вы что-нибудь знаете о КВИ?

― Ты в своём уме? Зачем тебе эта мерзость? ― удивился Ифань и передвинул принесённый официанткой салат поближе к Чунмёну. ― К этой дряни быстро привыкаешь. У тебя, вроде, не так всё плохо с реальностью, чтобы жить в фантазиях.

― Спасибо за диагноз, но я не об этом. Как эта штука вообще работает?

― Тебя интересует точка зрения специалиста или сойдёт на пальцах? ― Чунмён тонко ему улыбнулся и кивнул в ответ на незаданный вопрос. ― Я работаю в этой сфере.

― Ого. Давай на пальцах, ― решил Хань.

― КВИ базируются на обычных виртуальных играх, просто у них более удобное оборудование. Игрок сидит в кабине, ему ничто не мешает, он может хоть как крутиться в реальности без опаски сломать себе что-нибудь. Погружение в виртуальность идеальное. Лишь у единиц бывают проблемы с загрузкой, обусловленные особенностями мозговой деятельности. Сами по себе все эти процессы безвредны, они лишь позволяют игроку свободно находиться в выдуманном мире. Эти миры временно реальны и идентичны настоящему миру, но работают по программам. Ничего сверхстранного или хитрого. Просто виртуальность. Компликация ― расширение и усложнение. Тут программы решают далеко не всё. Точнее, программы для КВИ более общие, что ли. Базовые. Всё, что сверху, проекция фантазий. Простые виртуальные игры помещают игрока в кем-то придуманный мир с определёнными постоянными законами, а КВИ помещают игрока в его собственные фантазии. Это сложнее. К тому же компликация подразумевает, в теории, психокоррекцию. Многие игроки даже говорят, что одна КВИ гораздо ценнее, чем сто визитов к лучшему психоаналитику, но пока это не было доказано специалистами. Честно говоря, КВИ вообще невозможны для одного игрока. КВИ работают только на стыке двух разумов, когда игроки уравновешивают фантазии друг друга. Например, ты хочешь парить и летать сам по себе, а другой игрок ― бац! ― думает о гравитации. Ну и ты не полетишь, ясное дело. Только по-нормальному, на самолёте, например. Или другой игрок хочет уметь дышать под водой, а ты точно помнишь, что под водой дышать никак. Облом снова. Равновесие. Это на пальцах, конечно, всё намного сложнее на самом деле. Ну и КВИ ― явление новое, их ещё тестируют...

― Минуту! ― помахал рукой Хань. ― Два игрока?

― Или больше. Два игрока ― это минимум. Один игрок в КВИ играть не может. Это первое правило, написано крупно сразу же на первой странице. Ты инструкцию читал?

Хань никакую инструкцию в глаза не видел, хотя ему предлагали. Теперь же он вдруг осознал, что Кай может быть и вовсе не плодом чьей-то фантазии, а вполне реальным... Минуту! Реальным?

"Я в полной заднице..."

― Водички? ― любезно поинтересовался Ифань.

― Нет, спасибо, ― буркнул Хань.

― Кстати, Фань говорил мне, что ты здорово разбираешься в экономике и...

"Фань" бесило, потому что... Ладно, неважно.

― И что? ― довольно грубо перебил Чунмёна Хань.

― А ты пробовал преподавать?

― Чего?

― Преподавать в университете. Фань говорил, у тебя ещё и степень там какая-то есть. Вот, ― Чунмён положил на стол перед Ханем пластиковую карточку с контактами и названием университета, ― собеседование и отбор они проводят в среду и четверг. Просто сходи, поспрашивай, а? Вдруг тебе станет интересно? Фань говорил, ты не особенно любишь заниматься этим на практике, но любишь теорию и новые идеи. Думаю, тебе может понравиться. Ну и за спрос не бьют, мало ли.

― У него куча дипломов, ― лениво отметил Ифань и легко коснулся ладонью головы Чунмёна, чуть взлохматил волосы. ― Просто Хань ― это большая упрямая задница с непомерными амбициями.

― Что? ― зашипел на него возмущённый подобным определением Хань.

― Правда глаз колет? ― подмигнул Ифань.

― Это лишь твои безосновательные грязные инсинуации! ― Хань повернулся к Чунмёну. ― По поводу КВИ... А если игрок там погибает, что тогда?

― Маловероятно.

― Почему?

― Потому что каждый человек склонен считать себя главным героем, вокруг которого вертится весь мир. В КВИ игрок влияет на игру. Существенно. В случае опасности игрок себя спасёт так или иначе. Насколько я помню результаты тестов... Никто не погибал. Ни разу. Если ты сам играл, то должен был заметить, что в игре ты всегда покруче, чем в реальности. К слову, даже если ты будешь играть в разные игры, всё равно в каждой из них так или иначе будут реализовываться твои мечты. Подсознание, сам понимаешь. Это такая штука, которую сложно обойти. Проще говоря, игрок в игре и игрок в реальности ― это два различных понятия. Например... Ну вот например, если ты играл, какое у тебя в игре было занятие? Профессия?

― Спецагент.

― Угу. А в реальности ты хоть раз занимался чем-то подобным?

― Нет, конечно.

― Именно. Твоё подсознание выбрало такой род занятий просто потому, что тебе на самом деле это нравится. Непредсказуемость, много людей вокруг, искать к ним подходы, встряска, импровизация, изучение, новые перспективы... Ну и прочее в этом духе. Поэтому я тебе ещё раз советую сходить на собеседование в университет. В игре это всё преувеличено, поэтому преподавательская деятельность...

Хань легкомысленно отмахнулся и допил свой кофе.

― А второй игрок?

― А что со вторым игроком? Это такой же игрок, как и ты. Все закономерности для него работают так же, как для тебя.

― То есть, в игре он тоже отличается от себя реального?

― Конечно.

― Угу... ― Хань рассеянно сунул в карман карточку с адресом и контактами, попрощался с парочкой и побрёл домой.

В голове назойливо крутилось всё, что вывалил на него Чунмён. Реальности, фантазии и игроки. Чёрт возьми, а если Кай реален? Чутьё подсказывало Ханю, что информацию об игроках в компании добыть не выйдет. Да и имя могло быть придуманным, что-то вроде ника. Скорее всего, так оно и было, потому что просто Кай. Это только Хань мог использовать настоящее имя, потому что не располагал опытом.

И Чунмён всё-таки прав ― Ханю нравился собственный образ в игре, как и выбранное занятие. Возможно, в реальности он вовсе не хотел быть спецагентом, но вот кем-то похожим...

Например, ему очень даже понравилась реакция пойманного типа на паяльник. Ну то есть... Вот чёрт.

Хань выудил из кармана карточку, повертел в пальцах и прикинул, что лица студентов на экзамене ему понравятся ничуть не меньше. Особенно ― их лица после его дополнительных вопросов.

Сходить на собеседование не помешает. И он сходит. Но после того, как разберётся с игрой и Каем.

И Ханю всё больше хотелось узнать, какой Кай в реальности. Ведь если Чунмён прав, и в игре во многом воплощаются подсознательные желания...

Это любопытно.



@темы: fanfiction, K-pop, EXO, CVG: random

URL
   

Песцовая Шуба

главная